«Детско-родительские отношения :как правильно наказывать ребенка не травмируя психику?

Педагог-психолог

 высшей квалификационной категории

Володина Т.В.

Всем знакома ситуация, когда ребенок ведет себя плохо, не слушается, пытается сделать по‑своему. Мама, отчаявшись совладать с чадом, грозится: «Папе расскажу, он тебя накажет!». Бывает, что в ход идут и ремень, и «угол», где нужно «подумать о своем поведении», и другие малоприятные (хотя на первый взгляд весьма действенные) методы. Образ отца зачастую связан именно с наказаниями, и заклинание «всё папе расскажу» тоже этому способствует. Случается и так, что отец не хочет чувствовать себя «карателем» и всячески от этой роли открещивается, отстраняется, передавая право на наказания маме. Какая из этих стратегий благоприятно скажется на воспитании ребенка, а какая сработает в минус? Должен ли отец наказывать ребенка и если наказывать—то ­как?

Мамы недостаточно

Для начала давайте разберемся с образами и ролями мамы и папы. На консультациях я спрашиваю детей: «Зачем нужен папа?». Самый распространенный ответ: «Чтобы зарабатывать деньги». Я уточняю: «А еще зачем?». Вот тут и проявляется сложившийся образ отца в душе конкретного ребенка. Кто‑то говорит «чтобы гулять с ним, играть», «чтобы любить», «чтобы маме легче было». Встречаются и такие ответы: «чтобы в доме всегда была свежая рыба, другой пользы от него нет». К сожалению, даже наличие папы еще не гарантия того, что образ отца будет сформирован. Для этого необходимы два важных фактора—активность отца и уважение к нему мамы ребенка. Чем больше мама уверена, что способна воспитать ребенка без мужского влияния, тем больше она обесценивает роль мужчины и тем меньше проявляется его ­активность.

Другая важная задача отца—обеспечивать безопасность всей семьи. «Зарабатывать деньги«—это отчасти как раз про безопасность,—возможность членов семьи чувствовать себя расслабленно, зная, что в случае опасности за них есть кому постоять. Помимо финансовой есть и безопасность эмоциональная —ощущение поддержки и «стены». Как бы мама ни старалась — защиту может дать только сильный отец, который не уходит в сторону с намеком «разбирайтесь сами», а заботится о семье и включен в бытовую жизнь. В ситуации, когда отца в семье нет или он эмоционально отстранен,—у ребенка всегда страдает базовая потребность в безопасности. Это отражается на его самооценке, уверенности в себе, может выражаться в трусливости, робости, недоверии к людям. Однако гораздо страшнее ситуации, когда именно отец, призванный защищать и заботиться, становится главной угрозой и источником страха у ребенка. Страх отца—явление очень распространенное, но страх расстроить и подвести говорит скорее об уважении, нежели о животном страхе, вызванном жесткими наказаниями и ­унижениями.

И опять, говоря о задачах отца, мы сталкиваемся с темой наказаний. Да, дети не рождаются с представлениями о добре и зле, они нуждаются в том, чтобы им дали эти ориентиры, ограничили в страстях и разрушающих желаниях. Это тоже истинно отцовская функция. Отец, начальник, президент, царь, Бог—это мужские фигуры, которые одновременно и любят, и ограничивают. «Добренькие» папы, разрешающие ребенку всё, лишь бы не мешал/не кричал/не возмущался,—оказывают себе и ребенку медвежью услугу. Но и «прибивать» нормы поведения, жестко наказывая,—такая же ошибка. Наказания должны быть взвешенными и ­гуманными. Любое телесное наказание детей является нарушением их основных прав на человеческое достоинство и физическую неприкосновенность .

Что ­делать?

«Так что, вообще тогда не наказывать, чтобы не причинить травму ребенку?»—спрашивают растерянные родители. Без наказаний обойтись невозможно. Ребенку интересно проверить, какой будет реакция, если нарушить родительский запрет, поэтому придется реагировать, когда между «хочу» и «нельзя» ребенок выбрал свои желания, несмотря на нормы и запреты. Главный смысл наказания—это успеть почувствовать вину, стыд за свои негативные поступки и не поступать так впредь. Наказания должны быть без унижения и с четким пониманием, за что именно они ­наступили. К гуманным наказаниям можно отнести лишение удовольствий. Лишать можно сладостей, но не основного питания, также удовольствия в виде просмотра мультфильмов, компьютерных игр. Лишить на время карманных денег, возможности заходить в Интернет и так далее. Трудотерапия имеет смысл только в том случае, если выполняемая работа связана с проступком: нарисовал на стенах в подъезде—отмыл не надпись, а весь этаж, забыл вымыть посуду по просьбе родителей—моешь посуду всю неделю. Неправильно наказывать мытьем посуды за проступок, который с этим никак не связан, например, за двойку в школе. Короткие родительские нотации также нисколько не унизительны, но достаточно неприятны. Заменой унизительного стояния в углу, в котором никто никогда не думал «о своем поведении», может стать «тихое место»—где можно посидеть без посторонних лиц и остудить свой зашкаливающий темперамент, гнев или ­обиду.

Все эти методы не дают сиюминутного эффекта, они рассчитаны на время, но и эффект длится гораздо дольше. Когда родители не бьют, не унижают, но дают ребенку почувствовать дискомфорт от собственных разрушающих поступков, у него начинает появляться нечто, что называют внутренним голосом, совестью, которые в будущем смогут регулировать моральный аспект его поведения. Каждый родитель решает сам: делать вклад в будущее или достигать быстрого и неустойчивого ­результата.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *